Корпорация развития Рязанской области уже создана. Есть ли у нее план действий? С этим вопросом мы обратились к генеральному директору Корпорации Владимиру Шаповалову.


— Все последние годы нам говорят о том, как хорошо налажена работа с инвесторами в Калуге, что там они могут напрямую звонить губернатору, когда возникают какие-то проблемы. Как вы думаете, в Рязани мы такого достигнем?
— Я думаю, что мы сделаем все еще лучше. Будем использовать не только российский опыт, но и международный. Корпорации развития есть не только в Калуге, а также в нескольких десятках регионов России, но и за рубежом — например, в Нью-Йорке, в Баварии. Они активно работают, привлекают инвесторов. Если вы зайдете на сайт баварской корпорации развития, увидите, как они гордятся тем, что недавно заключили договор о сотрудничестве с канадским инвестором. Казалось бы, Бавария — это такое место, где инвестиционная привлекательность не вызывает сомнений. Самый развитый регион Европы, но там тоже работают с инвесторами и тоже уделяют этому внимание. И вы будете удивлены, что за рубежом инвесторы сталкиваются с теми же проблемами, которые есть и в Рязани, и в других российских регионах. Другой вопрос, как эти проблемы решаются... Конечно, там существует более отлаженный механизм. А нам только предстоит его настроить. Но я не могу сказать, что у нас все плохо и отстало. На самом деле, это просто реалии жизни и все движется в правильном направлении.

— Как вы оцениваете открытость нашей региональной власти по отношению к инвесторам?
— Как достаточно высокую. Есть одна большая проблема — далеко не все инвесторы знают об этом. Недостаточно информации о Рязани, о той господдержке, которую готово оказать инвесторам правительство региона, об инвестиционных возможностях Рязанской области, о ее конкурентных преимуществах.

— То есть — дело в пиаре?
— И в пиаре, и не только. Нужна информированность инвесторов, общества, федеральных властей о том, что происходит в регионе. Калуге можно только аплодировать за активность и тот облик, который был создан в умах инвесторов. Да, все знают, что есть столица — Москва, есть Питер с его автомобильными кластерами, есть Татарстан и есть Калуга. А вот дальше — все сложнее. Если вы спросите инвесторов, особенно зарубежных, они больше ничего и не знают. Наша задача: сделать так, чтобы и Рязань попадала в ассоциативный ряд — инвестируй в России, в европейскую часть страны, а значит, в Рязань.

— Как вы собираетесь действовать, чтобы так было? Традиционно наш регион — аграрный. Туризм, развитие которого сейчас является одним из приоритетных направлений привлечения инвестиций, что греха таить, возможен максимум в двух, ну, может быть, трех районах области. Да и радиоэлектронная промышленность мало кого пока привлекает... Вы что-то еще перспективное видите?
— Я вижу, близость к Москве. Это гигантский рынок сбыта, который не только столицей с её 15 миллионами жителей и Московской областью с 7 миллионами исчерпывается. Это и Нижний Новгород с полутора миллионами. А если взять радиус вокруг Рязани в несколько сот километров, это будет как минимум 40 миллионов человек. А 40 миллионов — это половина рынка всей Германии. Для тех, кто хочет работать на потребительском рынке, на пищевом или обрабатывающем, Рязанская область объективно является привлекательной, просто надо правильно рассказать о ней.

— То есть, вы считаете, что исторически сложившаяся аграрная направленность региона — это только плюс?
— Я считаю, что да. Хотя бы потому, что обработка редко идет в отрыве от производства. Что касается промышленности, не стоит забывать о том, что Рязань напрямую связана географически с другими регионами, например, Уралом. И мы уже общаемся с компаниями, которые работают на Урале и хотят о себе заявить в европейской части страны. И Рязань им подходит идеально. Логистически уральские предприятия связаны с нашим регионом и с его помощью могут работать на всю европейскую часть России.

— И все-таки, какие первые шаги уже сделала Корпорация развития? Понятно, что она только создана. Что запланировано в первую очередь?
— У нас уже сформирован основной костяк команды. Это аналитический департамент, инфраструктурный департамент, который будет обеспечивать подключение к инженерным коммуникациям, а также департамент по работе с инвесторами, который будет искать инвесторов и полностью сопровождать инвестиционные проекты. С последним подразделением, используя свой опыт и связи, активно работаю я сам, а также яркие, владеющие иностранными языками энергичные специалисты, не стесняющиеся инициировать контакты с людьми.

Первое, что мы сейчас планируем делать — развить полномасштабную информационную активность, чтобы повысить инвестиционную узнаваемость региона на федеральном и международном уровнях. Германия — наш основной торговый партнер и крупнейший инвестор. На днях мы совместно с правительством планируем представить в Берлине потенциал Рязанской области. Конечно, это пиар, но он конвертируется в реальные сделки.

Наши цели и задачи — чтобы инвесторы знали, что такое Рязань, что здесь объективно выгодно инвестировать средства ввиду конкурентных преимуществ региона, что правительство ждет инвесторов, что есть льготы и понимание принципов работы. Мы работаем с учетом международного опыта, не заявляем, что Рязань — это только Есенин, а объясняем инвестору объективные возможности выгодного сотрудничества. Это принципиально другой подход, нам необходимо выстроить новый имидж региона, чтобы у людей возникала четкая ассоциация: «Рязань — инвестируй!»

— Вы сказали, что будете работать, «основываясь на своем опыте». А какой он у вас? Вы очень молодой человек...
— Может быть, я выгляжу молодо, но не забывайте о том, что и российской рыночной экономике всего лишь 20 с небольшим лет. Мне 35 лет, так что я застал всю новую экономику страны. Закончил МГИМО, высшую школу политических исследований во Франции, владею иностранными языками, защитил кандидатскую диссертацию по экономическим наукам. В бизнесе — уже более 15 лет, входил в состав правления инвестиционной группы «Ренессанс», возглавлял департамент в Deutsche Bank, инвестиционное подразделение в банке «Уралсиб», имею опыт работы с регионами по реализации инвестиционных проектов. Как мне кажется, могу смотреть на ситуацию глазами инвесторов и разговаривать с ними так, как они привыкли.

— Но в Рязани вы впервые работаете?
— Да, в вашем регионе мне раньше работать не доводилось.

— И какие первые впечатления на вас произвел рязанский бизнес?
— Честно говоря, я не увидел большой разницы между рязанским бизнесом и бизнесом других аналогичных российских регионов.

— Поясню, почему такой вопрос... Часто приходится слышать мнения от самих наших предпринимателей, что у них свой, особенный, менталитет. Мы замкнуты, закомплексованы, закрыты от общения, от публичности, и от этого все наши проблемы.
— Вы знаете, я это уже слышу не первый раз. И это надо менять в корне, такое мнение абсолютно неправильно. Быть уверенным в том, что «в нас такой менталитет, и поэтому ничего не получается» — это выстрел себе в ногу. Во Франции королевам тоже когда-то рубили головы, а тем не менее, сегодня это развитая экономика, на которую ориентируются другие страны.

Я встречался с рязанскими предпринимателями и должен сказать, что среди них есть очень мудрые, дальновидные бизнесмены, которым небезразличен не только свой бизнес, но и судьба всего региона в целом. Это патриотически настроенные предприниматели. Удивительный феномен, на мой взгляд, потому что бизнес по определению очень циничен, для него, в основном, во главе угла стоит прибыль, зарабатывание денег. Социальная ответственность и все остальные модные вещи, основная задача которых — поставить предпринимателей в такие рамки, чтобы они тоже об этом начинали думать, — это прерогатива государства.

Но бизнес чаще всего сам об этом не думает. В Рязани я встречал таких людей, которые переживают о судьбе региона, они хотели бы видеть Рязань на качественно другом уровне. Они сами уже звонят и пишут в Корпорацию развития, представляют свои проекты, и я этому очень рад.

— А как вы оцениваете деятельность рязанских отделений общественных организаций предпринимателей, таких как «ОПОРА России», «Деловая Россия»?
— Пока я с ними знаком только заочно, но уже назначены встречи с главами рязанских отделений. Просто три дня в неделю я работаю в Москве, так уж устроено, что все деньги и контакты у нас находятся в столице. Благо, от Рязани она близко. Поэтому моя задача — аккумулировать все деловые связи в Москве и направлять сюда, привозить в Рязань инвесторов на экскурсии и переговоры.

Один день я полностью провожу в правительстве региона, другой день посвящен встречам с местными предпринимателями. Кроме того, первоочередная задача сейчас — дальнейшее формирование штата Корпорации развития. Это очень важно, это основа нашей деятельности и успеха. Но я очень надеюсь на взаимовыгодное сотрудничество и с общественными объединениями предпринимателей.

— На ваш взгляд, кому была бы более интересна Рязанская область — зарубежным или российским инвесторам?
— Нельзя делить инвесторов по национальности. Это еще одно заблуждение. У российских инвесторов на сегодняшний день может быть намного больше инвестиционных ресурсов, чем у западных. Я думаю, что в процентном отношении у нас будет 30% иностранных инвесторов, 70% — российских. Причем когда говорю «иностранные», не имею в виду западные. Мир меняется, экономика растет за счет развивающихся стран.

— То есть это не Германия?
— Германия — последний оплот болеющей экономики Европы. Это тот локомотив, который тащит Европу, отдельные вагончики которой уже неисправны. Может быть, их и отцепить стоило бы, но... Мировая экономика сегодня растет за счет таких стран как Китай, Индия, не надо забывать и Корею, и страны СНГ, и другие рынки, например, Бразилию. Я не говорю, что завтра к нам придет инвестор из Бразилии, но мир изменился, и следует смотреть не только на Запад.

— Если говорить конкретно, какие инвестиционные проекты, по вашей оценке, сегодня наиболее перспективны?
— Мы не должны решать за бизнес, что для них более или менее привлекательно. Для нас главное — заявить, что Рязань есть и готова принять инвесторов, объяснить конкурентные преимущества. Прежде всего, это транспортная доступность, здесь проходят две федеральные трассы. Такого, по-моему, нет больше нигде. Крупнейший железнодорожный узел, избыточная обеспеченность энергетикой — не припомню, в каком еще регионе ЦФО это существует. А, кроме того, исторически сложившаяся радиоэлектронная отрасль, остатки машиностроения.

Конечно, что-то надо развивать, что-то начинать с нуля — создавать вузы, приглашать специалистов из других регионов, из Москвы. Думаю, что это реальная возможность для успешного развития всего региона. Наша структура подчинена правительству. Так должно быть — государство обозначает рамки и правила для бизнеса, а бизнес работает по этим правилам. Мы являемся тем мостиком, который помогает превратить идеи в реальность, привлечь инвестиции, создать новые рабочие места и работать на повышение благосостояния Рязанской области. Мы всегда настроены на прямой конструктивный диалог с инвесторами, предпринимателями и деловыми объединениями.

Елена Княжская